Опубликован рейтинг венчурных инвесторов

6 Марта 2013Жизнь ВУЗа

Что делает стартап конкурентоспособным? резкий рост аудитории, постоянное внедрение ноу-хау, заставляющих конкурентов догонять вас. Вечно затягивать шнурки не будешь, и однажды стартап начинает охоту за инвесторами (часто не подозревая, что сам стал объектом интереса). H&F составил рейтинг венчурных фондов — для тех, кому нужны средства на рост. Для отбора лучших мы взяли критерии, близкие каждому предпринимателю.

Опубликован рейтинг венчурных инвесторов

Что делает стартап конкурентоспособным? резкий рост аудитории, постоянное внедрение ноу-хау, заставляющих конкурентов догонять вас. Вечно затягивать шнурки не будешь, и однажды стартап начинает охоту за инвесторами (часто не подозревая, что сам стал объектом интереса). H&F составил рейтинг венчурных фондов — для тех, кому нужны средства на рост. Для отбора лучших мы взяли критерии, близкие каждому предпринимателю.

Итак, каждый стартап желает знать, где поднять денег побольше, а долю отдать поменьше, и чтобы инвестор не лез в управление, не сажал в свой офис, помогал полезным советом, делился опытом и поместил проект в одно портфолио с классными быстрорастущими компаниями.

Исходя из этого, мы оценивали венчурных капиталистов по следующим критериям. Во-первых, количество российских стартапов, в которые фонд вложился. Во-вторых, объём средств, которые фонд инвестировал и готов инвестировать. В-третьих, средняя доля в подопечных стартапах. В-четвёртых, темпы роста стоимости портфельных компаний. В зависимости от показателей за каждый из четырёх пунктов начислялось больше или меньше баллов.

В рейтинг не вошли частный инвесторы, фонды и инкубаторы, совершившие менее трех инвестиций, а также фонды, существующие менее  трех лет.

1) Runa Capital. Едва ли не единственный фонд, основанный серийным российским предпринимателем и вкладывающийся в отечественные стартапы. Сергей Белоусов вывел на рынок бренд бытовой техники Rolsen, создал Parallels, крупнейшую в мире платформу для предоставления облачных сервисов. В успехе Runa сильна маркетинговая составляющая: например, подопечные Белоусова выиграли конкурс стартапов в России от The Next Web во многом потому, что фонд зазвал голосовать за них толпы своих друзей. Фонд берёт долю от 20% до 40%; инвестирует до $10 млн. Самые громкие стартапы — Nginx, Jelastic, LinguaLeo. Общая оценка: 8,5 баллов

2) IMI.VC. В отличие от Сергея Белоусова бывший торговец джипами из Мурманска Игорь Мацанюк не выводил на глобальную арену продукты или технологии. Переехав в Москву, он выстроил игровой холдинг Astrum на основе собственной компании IT Territory и продал его Mail.ru Group, выручив в сумме $110 млн. У Мацанюка опытные партнёры из звёздного состава DST Юрия Мильнера — Михаил Винчель (вложил $75 млн) и Григорий Фингер (председатель совета директоров). IMI.VC, пожалуй, единственный фонд, сфокусировавшийся на медиа — играх, социальных приложениях, потребительских сервисах. По словам подопечных, Мацанюк и команда сильны в этих областях, но иногда чрезмерно жёстко влезают в управление. Проекты IMI.VC, которые стали глобальными, — Narr8, Game Insight. Фонд берёт до 40% в стартапах на ранней стадии, инвестирует до миллиона долларов. Общая оценка: 8 баллов

3) Ru-Net Ventures. Основатель фонда Леонид Богуславский — человек с богатой биографией. В 90-х годах он создал системного интегратора LVS и продал его компании Pricewaterhouse. Затем открыл фонд ru-Net и проинвестировал, например, в «Яндекс» и Ozon. Его нынешний фонд для компаний ранней стадии ru-Net Ventures уже проинвестировал $80 млн и в течение 2013-2014 годов планирует вложить ещё $100 млн. Как правило, Богуславский берёт 30-35% компании. Средняя внутренняя норма доходности в год — 45%. Фонд инвестировал в сервис доставки еды Deliveryhero.ru, в платформу Made.com, соединяющую производителей мебели и покупателей, в B2B-сервис Tradeshift, выставляющий счета. Правда, сами эти сделки делал Kite Ventures. Богуславский подчёркивает, что команда стартапа не только должна быть сильной, — её философия бизнеса должна совпадать с философией инвестора.  «Богуславский — человек-оркестр, всё делает сам, считает себя не столько финансовым инвестором, сколько предпринимателем, — пояснил H&F предприниматель, сталкивавшийся с ru-Net. — Может навязывать свой вектор развития команде, глубоко вмешиваться в операционные решения. Умный, жёсткий, прагматичный, циничный. Много ездит по миру, смотрит на развитие интернета на разных рынках, много знает». Компании, в которые инвестировал ru-Net Ventures, получают консультации создателей крупных международных сетей. Часто знаменитые CEO посещают офисы российских стартапов. Общая оценка: 8 баллов

4) Kite Ventures.Серьёзная экспертиза в е-commerce, помощь с продвижением, B2B-связями, поиском партнёров — так описывают подопечные фонда преимущества, связывая их с личностью основателя, Эдуардом Шендеровичем. Впрочем, не все подопечные успешны: геолокационный сервис AlterGeo несколько раз фактически перезапускали, меняли СЕО. Конкуренты ругали другой одиозный стартап портфолио Kite — Ostrovok.ru — за непомерные издержки (100 000 рублей каждому разработчику на гаджеты и т.п.), а также cтранные методы продвижения. Впрочем, компания выдержала атаку и осталась на плаву. Самые громкие инвестиции команды Шендеровича — ZeptoLab, Ostrovok.ru, Trends Brands. Фонд берёт от 3% до 30%, готов вкладывать в понравившиеся проекты до $10 млн. Общая оценка: 7,5 баллов

5)  E.ventures. Немецкий фонд e.ventures, существующий с 1998 года, давно и активно работает с Россией. Он вкладывался в спортивный онлайн-гипермаркет Heverest.ru, поставщика серверных решений Nginx, сайт знакомств «Теамо», русский аналог Pinterest — Pin me и т.д. Впечатляющий объём фонда — $750 млн. Одна компания получает от $100 000 до $10 млн. Доли — от 10% до 49%. Решения, как правило, принимаются долго, зато активы быстро растут в цене. Как вспоминает основатель Ecwid Руслан Фазлыев, на его компанию фонд вышел самостоятельно, но сотрудничества не получилось. Инвесторов отпугнул составленный на коленке бизнес-план. «Наш дизайнер, кандидат физических наук, построил сложную математическую модель для финансового прогнозирования, — вспоминает Фазлыев. — Фонд не увидел понятных цифр в Excel и отказался инвестировать. Но я не расстроился, потому что инвесторы навели на правильные метрики — систему измерений бизнес-показателей и KPI». Общая оценка: 7 баллов

6) ABRT. История ABRT началась в 2004 году, когда предприниматели Андрей Баронов и Ратмир Тимашев продали Aelita Software за $115 млн калифорнийской Quest Software. Работая над новой компанией, Veeam Software, они начали инвестировать в стартапы вместе с примкнувшим к ним Николаем Митюшиным. Самые заметные инвестиции — Acronis, KupiVIP, в меньшей степени — Oktogo.ru. Вкладывает на посевной стадии до $4 млн, забирая долю в 20-35%; на стадии взлёта, соответственно, до $15 млн и 15-30%. «Если предприниматели делают софт для бизнеса, B2B, то действительно „умные“ деньги они могут поднять либо у Runa, либо у ABRT, — рассказал H&F менеджер, поработавший в нескольких венчурных фондах. — Второй фокус инвестирования — это потребительский интернет. Сделки делают вместе с Mangrove, инвестируют в отношении 1 к 3-4. В это направление Андрей с Ратмиром вовлечены слабо и являются скорее финансовыми инвесторами, используя мощный рычаг в виде Mangrove. Вместе они представляют собой один из немногих синдикатов, который на посевной стадии не боится вкладывать $2-3 млн за 30-35% в компании». Общая оценка: 6,5 баллов.

7) Mangrove. Люксембургский фонд Mangrove Capital Partners прославился историей со Skype. Вложив в 2003 году $1,9 млн, через два года фонд заработал на стартапе $180 млн. Впрочем, первые российские инвестиции Mangrove не назовёшь успешными: развитие поисковика Quintura было заморожено, а агентство EnterMedia,  размещавшее рекламу в играх, закрылось. Это не остановило фонд: в портфеле появились клуб распродаж одежды KupiVIP, туристический сервис Oktogo.ru, производитель игр Drimmi и интернет-мебельный HomeMe. В год фонд рассматривает около 350 заявок из России, но инвестирует в одну компанию, вкладывая около $1 млн и получая 25-30%. Негусто, если учесть, что под управлением Mangrove — $500 млн. Общая оценка: 6 баллов

8) Almaz Capital. Основан в 2008 году предпринимателями Александром Галицким и Петром Лукьяновым. Объём фонда — $72 млн. Almaz рассчитывает на 10-40% в компании. Галицкий имеет хорошую репутацию не только на российском рынке, но есть вопросы к его команде. Предприниматель, имевший дело с Almaz Capital, сформулировал их так: «Сам Александр — компетентный и известный человек, но реальную работу с предпринимателями ведут его сотрудники. Задают странные вопросы, не вникают глубоко в тему. За пределами чисто технологических проектов успешных сделок у них мало». Сооснователь софтверной компании Jelastic, в которую инвестировал Almaz, Руслан Синицкий подчёркивает, что фонд отслеживает перспективные бизнес-идеи ещё на посевной стадии: «Галицкий был одним из первых, кто делал ревью нашего проекта ещё на этапе прототипирования. Он хорошо понимает то, чем мы занимаемся, имеет большой опыт и связи в IT-мире». В числе успешных  вложений Almaz — Jelastic,Flirtic, Alawar. Общая оценка: 6 баллов

9)  РВК (Фонд посевных инвестиций). Наиболее близкий малому бизнесу фонд Российской венчурной компании. Имеет характерные для госорганизации особенности: достаточно бумажной волокиты и зарегулированность. H&F известен случай, когда ещё на этапе знакомства фонд прислал столько документации о своих внутренних процедурах, что стартап решил не тратить время на анализ этого сложного текста. Зато если вы делаете бизнес на основе последних научных открытий, вам, возможно, сюда. Фонд берёт 25% в стартапе. В управление не сильно вмешивается, но сильной экспертизы и лёгкого отчёта ждать не приходится. Следует учитывать, что инвестирует только с «венчурным партнёром». Примеры инвестиций: Wobot, «Керамические трансформаторы», «Мембранные технологии». Общая оценка: 5 баллов

10)  Ventech. Этот французский фонд заходил в Россию осторожно. Первые вложения — Pixonic,Oktogo, WomanJournal — инвесторы делали с партнёрами, в первых двух случаях — российскими. Месяц назад они вложили $3 млн в четвёртую компанию — магазин одежды Trends Brands. Ventech разбирается почти во всех видах заработка в интернете, помогает подопечным с международными связями. На интересные стартапы выходят сами. «Партнёр фонда Ален Каффи выступал на совете директоров по делу, предлагал интересные ходы, делился инсайдом по аналогичным венчурным проектам, никаких претензий к нему не было», — сказал H&F бывший топ-менеджер WomanJournal. Обычно Ventech берёт миноритарный пакет — до 10%, вкладывает несколько миллионов долларов.

11) Vesna Investment. Фонд зашёл всего в три российских проекта — сайт уличной моды Looksima, сервис коллективных скидок Shopogoliq.ru, социальную сеть для бизнеса Connect2me. Доля, которую просит Vesna, как правило, не превышает 30%. «Мы стараемся сохранить комфорт и мотивацию для основателей, — говорит управляющий партнёр фонда Сергей Четвериков. — Конечно же, защищаем интересы инвесторов, но если уж говорим „да“ и входим в сделку, значит, мы в одной лодке». Особенностью фонда, по словам директора Shopogoliq.ru Никиты Халявина, является то, что он не сильно вмешивается в работу подопечных, не пытается «порулить» проектом. «Vesna меня ни разу не обманывала, не подставляла, не пыталась захватить компанию, — говорит он. — В конце прошлого года я привёл к ним в портфель ещё одну компанию, о которой вы скоро узнаете».

12) Intel Capital. Фонд Intel Capital существует с 1991 года и инвестирует в технологические компании по всему миру. С момента основания он проинвестировал более $10 млрд. Ежегодно на стартапы выделяется около $400 млн. Intel всегда приобретает миноритарные доли. Как говорит глава Intel Capital в России Игорь Табер, фонд может делать и небольшие вложения до $1 млн, и — в исключительных случаях — $1 млрд. В России фонд присутствует с 2002 года, но пока его деятельность трудно назвать бурной. Небольшой всплеск интереса к российским компаниям был в 2012 году — проведено четыре сделки. Правда, компании, привлёкшие инвестиции, нельзя назвать стартапами в полной мере. Это, например, Sapato и KupiVIP. Предприниматели, работавшие с Intel Capital, делятся противоречивыми впечатлениями от него: «Известное имя, международные связи — да; но в России у него слабая команда». Общая оценка: 4, 5 балла

13) Russian Ventures. Фонд основан в 2008 году Евгением Гордеевым, объём фонда по данным на июнь 2012 года — $2,5 млн, большая часть средств уже инвестирована. Изначально Russian Ventures создавался как клубный фонд. Гордеев с 1997 года в IT индустрии и уверен, что лучше других понимает логику её развития в России. Вместо того чтобы бездумно копировать китайские и западные проекты, он выбирает из стартапов более подходящие для отечественного климата, адаптирует концепцию, находит команду и создаёт компанию, в которую уже вкладывает деньги. По такому принципу созданы рекламная сеть Okeo, сообщество Ogorod и другие проекты. С 2011 года Гордеев развивает ещё одно направление — инвестирует в идеи и проекты на стадии прототипа, выкупая долю в 15-20% за $35 000-$500 000. Таких компаний в портфеле фонда образовалось уже 25, среди них, к примеру, стартап Pluso.ru — кнопки для распространения контента в соцсетях. Гордеев известен тем, что быстро принимает решение, вкладываться ли в тот или иной проект: ему достаточно получаса.

14)  Venture Angels. Фонд объёмом в $10 млн создан выпускником бизнес-школы «Сколково» Виталием Полехиным в 2009 году. В портфеле сейчас три проекта, в их числе — Printio, онлайн-платформа для создания дизайна для футболок, кружек и других мелочей. Сделка по четвёртому стартапу — инвестиции в компанию BioFoodLab, производителя энергобатончиков, — должна состояться в апреле. Полехин может поделиться с компаниями не только деньгами. Он владеет международной компанией QUMO, производителем потребительской портативной электроники. QUMO основана в 2002 году в Гонконге. У Полехина много крепких связей и контактов с предпринимателями азиатского региона и российскими розничными сетями.  Полехин может поделиться с компаниями не только деньгами. Он владеет международной компанией QUMO, производителем потребительской портативной электроники. QUMO основана в 2002 году в Гонконге. У Полехина много крепких связей и контактов с предпринимателями азиатского региона и российскими розничными сетями.

15)  Mint Capital. Скандинавский фонд Mint Capital основан в 2000 году. До этого основатели фонда Ульф Перссон и Фредрик Экман работали  «в известных западных корпорациях и финансовых учреждениях, занимаясь инвестированием, управлением и построением в России бизнеса по западным корпоративным стандартам». Общий размер фондов Mint — $150 млн. В одну компанию вкладывают от $2 млн и рассчитывают на долю до 49%. Фонд проинвестировал в компанию ABBYY, производящую электронные словари, в самом начале её пути, а также в медиакомпанию Gameland и платёжный сервис «Элекснет». CEO «Элекснета» Юрий Локотцов рассказал H&F, что фонд весьма активен: «Участвует в управлении компании на уровне совета директоров, при этом по своей компетенции обладает правом назначать финансового контролёра и финансового директора». Локотцов также подчеркнул, что фонд небольшой и это скорее плюс. В этом случае у инвесторов есть время, чтобы разобраться в проблемах и перспективах каждого стартапа.

16) Softline Venture Partners. Фонд IT-компании Softline объёмом $20 млн начал работу в 2008 году. Сейчас в его портфеле 13 проектов. Это разработчик программ удалённого обучения «Мираполис», облачный хостер ActiveCloud, интернет-магазин подарочных сертификатов Daripodarki, агрегатор интернет-магазинов Magazinga, сервис электронных рассылок Client24 и другие. Среди активов фонда нет проектов, поражающих ростом аудитории, выручки и, в конечном счёте, капитализации. Общая оценка: 4 балла.

17) Addventure II. «Обычный фонд ранних стадий, но первый в России», — характеризует Addventure II основатель и инвестдиректор Елена Масолова. Масолова прославилась тем, что, увидев рост популярности купонаторов, за считаные недели создала русский аналог Groupon и продала его этой же компании. Свой фонд объёмом $530 000 она запустила в 2009 году. Пять портфельных компаний должны были отчитываться о своей деятельности еженедельно. Фонд покупал в среднем 25% в компании за $50 000. Такое микровложение в интернет-магазин InSales принесло Addventure $180 000. Рост других активов не так очевиден, но, по оценке Масоловой, их стоимость сейчас составляет $3,53 млн (+606%).

18)  Foresight Ventures. Этот фонд основали Андрей Казаков, Владислав Свиблов, Евгений Левин и Джон Ждановски. Объём — $10 млн. Одна компания может рассчитывать на $100 000-$1 млн за долю в 25-33%. Фонд инвестировал в KodSkidki.ru, облачную платформу для Java-приложений Jelastic, сервис для организации рабочих задач Yam Labs. Глава Jelastic Руслан Синицкий сотрудничеством доволен: «Андрей Казаков очень активный и всегда старается помочь чем может. Фонд полностью соблюдает договорённости. Практически каждый инвестор желает иметь возможность влиять на ход развития событий, пытаясь минимизировать риски, но Foresight пока не сильно вмешивается в управление компанией. Что будет дальше — поживём —узнаем».

19) Prostor Capital. Фонд существует с 2011 года и несмотря на небольшой объём ($20 млн) активно инвестирует в компании, находящиеся на ранней стадии. Prostor профинансировал образовательную платформу Дневник.ру, медицинский ресурс Vita Portal, сервис для покупки автомобилей Car-fin.ru и другие проекты. Фонд почти никогда не раскрывает точный объём инвестиций, но, как правило, выделяет на один проект $1-5 млн, забирая долю от 25% до 49%. «Prostor — из тех фондов, которые могут разглядеть потенциал компании на самой ранней стадии. Так было с нами, — рассказал H&F основатель Дневник.ру Гавриил Леви. — Фонд не переходит за рамки договорённостей и весьма корректно участвует в делах компании. Помогает советами и информацией. Мне нравятся еженедельные рассылки c обзором рынка, которые они делают: можно  не следить за новостями и оставаться в курсе». Общая оценка: 3,5 балла.

20) Addventure I. «Ценность инвестора — не в его чековой книжке, а в „умных“ деньгах, его опыте и контактах, которые помогают начинающим компаниям открывать двери к первым клиентам и партнёрам», — так учит стартаперов «фонд бизнес-ангелов» Addventure I. Эта организация, возглавляемая всё той же Еленой Масоловой, стартовала летом 2008 года c $300 000 и работала по модели YCombinator.com. Вложились в шесть проектов, три месяца их развивали, а потом провели Investor Day, то есть представили более крупным венчурным инвесторам. В среднем фонд инвестировал $50 000, приобретая 25% в стартапе. У некоторых проектов (Roomix, Wi2Geo, MMO) на момент начала сотрудничества не было даже прототипа. По словам Масоловой, на них фонд не заработал, но и не потерял.

Источник —Unova.ru

Другие новости по теме