Без брендов. Шарман, мон анж, шарман!

18 Декабря 2012Жизнь ВУЗа

Обсуждая с коллегой один рекламный баннер с девушками - моделями, сошлись во мнении, что девушки, конечно, красивые, улыбаются старательно, но как-то «пластиково». Это реклама, что с нее возьмешь! Рекламные улыбки совсем не имеют никакого отношения к обаянию юности, к ее молодой энергии. Да и что такое обаяние юности? Тут даже такие уважаемые мною писатели, как Юрий Коваль, пасуют перед его силой.

Без брендов. Шарман, мон анж, шарман!

Обсуждая с коллегой один рекламный баннер с девушками - моделями, сошлись во мнении, что девушки, конечно, красивые, улыбаются старательно, но как-то  «пластиково». Это реклама, что с нее возьмешь! Рекламные улыбки совсем не имеют никакого отношения к обаянию юности, к ее молодой энергии. Да и что такое обаяние юности? Тут даже такие уважаемые мною писатели, как Юрий Коваль, пасуют перед его силой. Вот как, например, описана Шурочка в книге «Промах гражданина Лошакова»: «Ну ладно, глаза у Шурочки были цвета… какого же? Ясно, что не морского и не бирюзового, они были цвета тряпочки, которая висела на заборе рядом с тем бурьяном, в котором они сидели… Тьфу! Сдаюсь! Чтоб я ещё раз взялся описывать женскую внешность!…» Шурочка была блондинкой, и не такой уж непроходимо глупой, а писатель безжалостно называет ее «исчадием некоторой красоты». Просто, видимо, у Юрия Коваля было предвзятое отношение к блондинкам.

Среди моих знакомых точно есть две блондинки, которые бы ему обязательно понравились. Не то, чтобы я так сильно разбираюсь в обаятельных блондинках, просто думаю, если уж журналист Анатолий Филатов определяет свой возраст как внушительный, а ему 27 лет, то мой просто ошеломительный возраст (на 8 лет старше внушительного Анатолиевого) позволяет мне из всех слов, сказанных о девушке выбрать самые главные. Они принадлежат Льюису Кэрроллу. Вот что он пишет в письме театральному режиссеру, объясняя, какая же она – Алиса из «Алисы в стране чудес»: «Любящая – это, прежде всего. Любящая и нежная; нежная, как лань, и любящая, как собака (простите мне прозаическое сравнение, но я не знаю на земле любви чище и совершенней); и еще – учтивая, вежливая и приветливая со всеми, с великими и малыми, с могучими и смешными, с королями и червяками, словно ты сама - королевская дочь в шитом золотом наряде».

Студентка ИСТД Ирина Петрук. А я знаю такой сериал «Элен и ребята», я его сейчас смотрю на французском. Я немножко говорю по французски, но не бегло. Я обязательно еще одену яркое платье, просто сегодня у меня были пары по живописи, я вот одела то, что не страшно испачкать.

Сотрудник Музейно-выставочного комплекса ВГУЭС Надежда Сухарева. Натали, мой друг, что мне сделать? Улыбаться это пожалуйста, а я могу еще «козу» показать. Станцевать? Я вспомнила под что мы танцевали. Вот под эту песню – Don’t cry for Louie (поет). О, я люблю петь, я же пела тогда, когда Иван Панфилов был еще никакой не Иван Панфилов, а «Рваные вены».

P.S. Справедливости ради, у вышеупомянутого журналиста Анатолия Филатова очень хорошие тексты. А всякие смешные словесные фортели  - это ж наоборот, здорово: и сам посмеешься и автору статьи «плюс в карму».