Отар Иоселиани: «Мы живем коротко». Франко-грузинский режиссер Отар Иоселиани привез во Владивосток свой последний фильм «Сады осенью». И в рамках фестиваля «Меридианы Тихого» пришел в театр UNDERGROUND ВГУЭС на в

19 Сентября 2007

 Отар Иоселиани: «Мы живем коротко». Франко-грузинский режиссер Отар Иоселиани привез во Владивосток свой последний фильм «Сады осенью». И в рамках фестиваля «Меридианы Тихого» пришел в театр UNDERGROUND ВГУЭС на встречу с почитателями своего таланта

НОВОСТИ | 19 сентября 2007 г.

Он не стал садиться на сцене  за столик с цветами, прошел вперед и сел на ступеньки.
И на все вопросы о последнем фильме отвечал лаконично: «Я не буду рассказывать о нем. А то вы потом разочаруетесь, что я говорил об одном, а фильм – о другом». Зато на другие вопросы отвечал подробнее. Предлагаем вам выдержки из его выступления.
 
О фестивалях
-  Фестивали очень нужны молодым людям, которые начали снимать кино. Это помогает прокату. Иначе, кто будет смотреть незнакомое кино? А тут приз фестиваля.
Те люди, к которым я обращаюсь,  для которых я снимаю - врач, инженер, ученый, музыкант - давно не ходят в кино. Они разочаровались. И я не хожу в кино, как угадать, чтобы не расстроиться и посмотреть, что хочешь. А ходят молодые 12 -17 лет... Едят попкорн и в зале воняет.  И на показе своего фильма «Сады осенью»  я стал в дверях и отбирал у всех ведра с попкорном и ссыпал в мусорное ведро.
На фестивале продюсер получит приз и будет  надеяться, что кто-то из приличных людей поверит жюри фестиваля. Лично я жюри  не верю. Я сам был в жюри и знаю, как награды даются.  А во Владивосток на  фестиваль «Меридианы Тихого» я приехал, потому что моим продюсерам этот фестиваль не нужен. Но я подумал, а вдруг я  там во Владивостоке кому-то еще нужен, ведь я для того-то и существую.

О хорошем кинотеатре
- Надо создать одному кинотеатру репутацию, что там идут фильмы «достойные». У меня была такая мечта. Во Франции все перепутано, никто не знает, куда идти в кино. И я хотел – чтобы в кинотеатре был гардероб, хороший звук, чтобы не было бракованных копий,  и чтобы фильмы были отобраны лучшие от самого начала фильмопроизводства - Грифитса и Джона Форда. Я могу составить такой  большой список  лучших фильмов в любой момент. Но выяснилось, что права на фильмы Жака Тати отданы какому-то плюгавому продюсеру, который сидит на них и никому ничего не дает.  Права на фильмы Рене Клера – у  какой- то фирмы, которая их не показывает и никому не дает. Эта система уступки авторских прав очень мешает свободному передвижению кинолент.  Был в Париже «Совэкспортфильм», он чохом продал 150 советских фильмов, в том числе и мои, а меня никто не спрашивал — и продал за копейки. Сейчас  приняли закон, что авторские права можно уступить на 30 лет. Во Франции 6 или 7 каналов про кино. Вот они и крутят  хорошие фильмы. Доход автору от проката — в лучшем случае 50 евро за показ. Грабят нас нещадно. И особенно это происходило в СССР. Люди работали за мизерную зарплату, но радовались, что могут снимать. Фильмы Параджанова, Тарковского и мои были запрещены, но их продавали за рубеж. У меня подозрение, что сейчас то же самое происходит в Китае.
Страшное явление Голливуд — это такое вранье, на